Охота

Осталась ложка дегтя с выдачей путевок

Открытию охоты предшествовала длительная кропотливая подготовка, в том числе связанная с обеспечением соответствующими документами для выхода на охоту.

Вот о сложностях, с которыми сталкивались московские охотники в своих межрайонных обществах при получении путевок, я и хотел бы порассуждать.

В настоящее время срок открытия охоты на водоплавающую дичь в охотугодьях Московской области фиксированный — вторая суббота августа.

Раньше этого не было, охота открывалась по особому распоряжению руководства области.

Первое, конечно, предпочтительнее: если нет природных катаклизмов, таких как иссушающая жара, охотник может смело планировать свое время. Раньше с этим была беда — с решением об открытии охоты тянули до последнего.

На моей памяти случались и такие курьезы, когда охоту открывали, начинали выдавать путевки, а через день закрывали, а охотники не знали, что им делать с путевками на руках.

Сами путевки начинали выдавать за два-три дня до открытия, что ежегодно вызывало нездоровый ажиотаж и, как следствие, огромные очереди за путевками, атрибут вообще присущий советскому обществу. Присутствовал и другой характерный признак той эпохи — дефицит.

Поясню, перед охотоведом межрайонного общества, выдававшего путевки, лежал разграфленный лист ватмана, в который было вписано всего лишь 10–15 хозяйств области. Против каждого хозяйства стоял лимит путевок, подлежащих к ежедневной выдаче.

Как правило, не больше двух – пяти штук, разве что в Шатуру количество путевок равнялось десяти – пятнадцати. Почему так мало? Объясняли пропускной способностью хозяйств.

Ну если тогда в Москве было порядка десяти межрайонных обществ, значит, на всю обширную болотистую территорию Шатурского охотхозяйства могли сразу выйти не более ста – ста пятидесяти человек. Ну пускай добавятся местные охотники, но количество их никак не сравнимо с числом охотников-москвичей.

Что касается получения путевки на местах, то это было очень и очень проблематично. Как правило, москвичам, если это не хорошие знакомые, в путевках отказывали, мотивируя отказ тем, что «вы, мол, не наши».

Кстати, одно время существовала еще одна препона: москвичам было предписано перед охотой отмечать путевку, выданную в Москве, в местном обществе, то есть подчас делать крюк в несколько десятков километров в поисках конторы общества.

Мера объяснялась тем, что местное общество должно знать, кто где охотится. Слава богу, ее скоро отменили.

Один раз, как законопослушные охотники, мы приехали в местное охотобщество. Одинокий сторож сначала не понял, чего мы хотим, а потом сказал, что все начальство давно в угодьях. На выдумки были горазды и председатели московских межрайонных обществ.

Некоторые из них ввели правило, по которому охотник мог получить путевку на открытие только по списку, представленному председателем первичного охотколлектива, а председатели такие списки частенько забывали подавать. И путевку тебе не выдавали, даже если у тебя в билете была отмечена отработка аж в десять человекодней.

Стоит ли говорить о таких мелочах, когда объявляли, что путевки будут выдавать во вторник утром, потом переносили на вечер, а потом вообще на среду. В общем, получение путевки на открытие в «старые добрые времена» было сущей мукой.

Да и после открытия тогдашнее руководство охотничьим обществом продолжало «веселиться». Так, например, как писал, светлая ему память, Д.В. Житенев, когда он брал в октябре путевку в охотхозяйство «Московское море», охотовед ему сказал, что не с него надо брать деньги, а ему доплачивать за смелость.

Ну так вот и в октябре я мог поехать по разнарядке, спущенной моему обществу, только в ограниченное число баз на Московское море, приходилось договариваться с другими обществами, чтобы поехать за счет их разнарядки на их базу, которую я выбрал. На месте же выяснялось, что все базы практически пусты.

Можно вспомнить и другие «приколы», такие как разрешение охотиться на лисицу командой не менее пяти человек, таким образом, устанавливающие такое ограничение считали, что шкура добытой лисицы будет гарантированно сдана. И не важно, как брать путевку охотникам, желающим охотиться с манком или на приваде. Да и на классической охоте с флажками пятерых охотников подчас многовато.

Путевку на пушнину выдавали только при наличии договора с заготконторой. Этот договор охотника ни к чему не обязывал, но нужно было тратить время для поездки на его оформление. Из вышесказанного следует, что не все было распрекрасно в «старые добрые времена».

Резким контрастом стало получение путевки сейчас. Путевки начинают выдавать за две недели до открытия охоты. Путевки всегда есть во все хозяйства Московского общества охотников и рыболовов. Бери, куда пожелаешь. Никакого ограничения в количестве, никакой очереди и нервотрепки.

Но ложка дегтя все-таки есть, без нее у нас не положено. Это неумеренная писанина. Тебе выписывают разрешение на добычу и путевку. Если раньше путевка была размером с четверть стандартного листа (А4) и заполнялось всего несколько строк, то сейчас она размером с полный лист. Да еще выписывающий копирует банковские квитанции, подтверждающие оплату.

Охотоведу или председателю общества, оформляющему путевки, искренне сочувствуешь.

Источник: ohotniki.ru

No votes yet.
Please wait...

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button